Все новости » 2015 » Апрель » 12 » Алексей Червяк: от Донбасса через Гайву до ЛДПР

Вы можете помочь автору перечислением любой суммы на Яндекс-кошелек 410011098559649. Спасибо!!!
11:39

||||¦|«ерЬ»: Алексей Червяк: от Донбасса через Гайву до ЛДПР

Его неожиданное назначение было для прикамских политических кругов и прессы, что называется, как снег на голову. Все дружно кинулись «пробивать» личность по Интернету, выяснили, что когда-то Алексей Червяк работал на выборах мэра Перми Каменева, когда-то возглавлял штаб «Правого дела», когда-то побывал на учредительном съезде Народного фронта от партии «Родина», – и вот уже пошли версии. Мол, теперь координатором регионального отделения ЛДПР стал человек депутата Госдумы Григория Куранова, еще и близкий лидеру местного исполкома ОНФ Евгению Симакину, кроме того, находящийся на короткой ноге с олигархом Прохоровым. Как рассказал сам Алексей Васильевич, читая всё, что про него впопыхах сочинили СМИ крайцентра, он и смеялся, и недоумевал, откуда что берется. В общем, настало время развеять все домыслы и расставить точки над i.

- Алексей Васильевич, «Коммерсант» написал, что Вы что-то там должны «прогрызть», а «Бизнес-класс», что Куранов продвинул Вашу кандидатуру, утратив влияние на прикамский ОНФ, но усилив свою роль в политической жизни края. Каково?

- Хотите – верьте, хотите – нет, но еще накануне 23 февраля я и не помышлял ни о какой либерально-демократической партии. А в День защитника Отечества созванивался со своими однокурсниками по Пермскому командному училищу внутренних войск, теперь это – военный институт ВВ МВД. И товарищ, живущий в Карелии, вдруг спросил о моем желании поучаствовать в политическом проекте, назвал эти четыре заветные буквы – ЛДПР, и, честно говоря, озадачил. Пришлось взять таймаут и обновить свои знания о партии с помощью Интернета. Владимир Вольфович Жириновский – личность неоднозначная, явно выделяется на фоне всех остальных политических наших деятелей. Посмотрел я все текущие лозунги, девизы, речевки, все остальное, по новому оценил слова на знаке ЛДПР «свобода – патриотизм – закон», ну, и самый главный слоган – «не врать – не бояться». В итоге, пришел к выводу, что никакого личного отторжения не имеется, а потому набрал карельский номер и сообщил, что, в принципе, готов. А еще спустя некоторое время встретились с тем однокашником в Москве и затем пересеклись с неким Александром Борисовичем Курдюмовым. На тот момент я еще даже не знал, что он назначен куратором Пермского регионального отделения ЛДПР и ищет в команду свежие силы.

- Курдюмов – член Высшего совета ЛДПР?

- Да, он в партии с 1993 года, уже ее ветеран, является также куратором Нижегородской и Мурманской областей. Возглавляет агитационный поезд ЛДПР, который сейчас катается вот уже месяц по самым отдаленным уголкам России. Я, кстати, планирую в него  в ближайшее время запрыгнуть тоже для того, чтобы получить определенный опыт. Потому что следующий поезд, возможно, поедет по территории Пермского края – надо быть к этому готовым, посмотреть, как это всё организуется в других регионах. Но при первом разговоре с Александром Борисовичем мне было лишь предложено рассмотреть варианты сотрудничества. Я вернулся домой, обсудил тему на семейном совете, а жена и говорит, мол, если тебе, неугомонному, надо, если готов – почему бы и нет. Потому транслировал в столицу свое согласие, в назначенную дату прибыл на собеседование и тестирование, и уже 19 марта явился по приглашению на заседание Высшего совета, там в течение часа со мною беседовали, и через некоторую паузу председатель ВС ЛДПР Игорь Владимирович Лебедев озвучил свое решение. Меня назначили исполняющим обязанности координатора регионального отделения сроком на три месяца с принятием дел до 1 апреля. Так что сейчас я погружаюсь в оперативную обстановку по краю, мотаюсь из конца в конец, узнаю актив, подбираю персоналии, смотрю, на какой стадии что находится – осуществляю некий такой территориальный аудит.

- Какие задачи Вам поставлены?

- Основных задач – три. Первая – продолжить партийное строительство. Вторая – укрепить ряды активистами и посмотреть способность координаторов местных отделений эффективно выполнять поставленные задачи в этот предвыборный год, поскольку в 2016-м ожидаются кампании по избранию депутатов гордумы Перми, Заксобрания и Государственной Думы. И третья задача – активизировать работу по участию и выдвижению кандидатов на выборы любого уровня. Владимир Вольфович ставит очень высокую планку, что ЛДПР должна участвовать во всех выборах, выставлять на каждый избирательный участок своих кандидатов. Так что уже сейчас надо браться за сентябрьскую кампанию 2015-го, которая пройдет в муниципалитетах: это – выборы в земские собрания и так далее. 234 вакансии, на которые мы должны представить кандидатов. Формула будет типовая: любой список на любые выборы любого уровня возглавляет координатор местный, скажем, Частинского района, если там кампания. Если региональные выборы – такая же ситуация. Координатор возглавляет краевой список и под него собирает всех своих нижестоящих  координаторов, координационный совет и активистов.

- То есть, Вас могут, например, избрать в Законодательное собрание?

- Пока что не было даже таких мыслей, как бы категорично это не звучало. Не до личных амбиций. Нужно разобраться с территориями, с реальным положением дел. Как в армейском уставе прописано: «уяснить задачу, оценить обстановку, принять решение». Сегодня руководителем фракции ЛДПР в нашем Законодательном собрании является Митрофанов Сергей Валерьевич. После моего назначения и прибытия в Пермь мы встретились. Поначалу разговор был достаточно сдержанным, но после все объясняющей беседы перешли на «ты» и договорились продолжить партийное строительство, помогать друг другу и активно взаимодействовать между фракцией и аппаратом регионального отделения. Полагаю, наступил длительный и ответственный период моей жизни: в ЛДПР я пришел осознанно и думаю, что надолго. До последнего седого волоса. Иначе смысла нет. Это будет единственное место работы – с отдачей 24 часа в сутки. И точка приложения всех усилий.

- Вы упомянули Митрофанова, а намерены работать с его и прочих предшественников, так сказать, наследством?

- Я лично был знаком с Андреем Аликиным, погибшим от страшной автоаварии. О нем до сих пор тот актив, который существует, говорит очень положительно. Энергией и лидерскими качествами человек реально обладал. Я хочу сделать так, чтобы все три течения, которые после этого образовывались, весь этот актив не был потерян. В первую очередь поднять ветеранов партии. Ко мне сейчас приходят люди, показывающие реальные членские билеты еще 90-х годов. Узнав о том, что здесь какие-то изменения происходят, они начали появляться. Своему аппарату я поставил задачу как раз выявить всех тех, кто был когда-либо хоть при Аликине, хоть при Викторе Суетине, хоть при Сергее Митрофанове, в активе, чтобы никого не забыть. Это первая, даже основная задача, потому что вовлечение новых людей – это время, это процесс, это нужно, чтобы люди шли с полным осмыслением куда, и что они не просто технические работники, а действительно разделяют интересы партии, программу и устав, и прочее осознанно. Потому что одно дело, когда, условно, тебе дали лопату и копаешь траншею от забора и до обеда, то это понятно. А если включается очень серьезный механизм – и ответственность, и совесть, и соблюдение партийной этики, и партийной дисциплины, и идей, которые пропагандирует партия, – то другой подход, несколько иные вещи. Другие люди, другое качество этих людей, в том числе качество их работы, соответственно. И второй момент – если смотреть на партию как на механизм, представляющий некий ресурс, понятно, что он есть – федеральный, но для того, чтобы полноценно выполнять все поставленные задачи, должны, кроме всего прочего, находиться люди, которые бы могли действительно что-то свое вкладывать. А не просто за это тупо получать деньги.

- Значит ли это, что и на финансовую поддержку партийцев-бизнесменов Вы рассчитываете?

- Я думаю, что такое предложение может быть сформировано, если они захотят – в этой конфигурации и в новых условиях работать, и готовы будут отстаивать партийные интересы, то мы должны просто взаимодействовать. Это выбор каждого партийного активиста. И второй момент, что у нас есть фракция, она тоже, мне кажется, не должна оставаться в стороне от того, что у нас происходит. Это команда, это помощники, штатные и нештатные, люди, которые, стопроцентно должны отстаивать партийные интересы, партийную повестку на всем формате, так сказать, их деятельности.

- Расскажите о себе. Вы ведь с Донбасса?

- Червяк Алексей Васильевич. Родился в Архангельской области, Вельский район, поселок Боровое. В два года от роду мама с папой увезли на Украину, рос и воспитывался там, сегодня родители живут в Макеевке на Донбассе. Окончил школу, строительный техникум по специальности «техник-механик строительных машин и оборудования», а потом поехал – поступил в Пермское ВВКУ ВВ МВД СССР, ныне – военный институт. Это был 1988-й. В следующем году  выполнял воинский долг в Узбекистане: из Ферганы и Коканда, спасая от резни, вывозили русских и турок-месхетинцев. А в 1992-м в период доламывания всего СССР закончил обучение, был небольшой выбор, но тянуло на тот момент в сторону дома, и я поехал служить во внутренние войска Украины. Попал в специальные моторизованные части милиции. Выслужил свой первый пятилетний контрактный срок, и, глядя на ту ситуацию, которая там происходила, уволился по семейным обстоятельствам. Поверите, покидал службу со слезами на глазах, но не мог оставаться, потому что была просто катастрофа. В непонятной стране непонятные люди с непонятными целями и задачами. Да и мотаться между Украиной и Прикамьем – невозможно. Жена пермская, и дети родились оба в Перми, и сын, и дочь. Первый, когда я выпускался из гайвинского училища, а дочь, когда я уже вернулся обратно с Украины. Здесь нахожусь с конца 1998-го, и, по сути дела, уже даже больше, чем я жил на Украине, – реально по факту. Поэтому для меня это второй дом, здесь моя семья, мои дети, замечательные родственники со стороны жены, все, тесть, теща, сестры, и даже бабушка, которой в этом году исполнится 92 года.

- Надеюсь, начинали не с пустого места?

- Был старый-старый дедовский дом на Гайве, в котором никто не жил 20 лет: отреставрировали, чтобы можно было жить. С чего я мог начать службу? Был завод имени Орджоникидзе – ХимДым. Я стал там заместителем начальника службы безопасности. На тот момент она была еще не реформированная, обычная советская вохра – военизированная охрана. Потом начались смутные времена, перекрытия федеральных трасс, революционные и эволюционные процессы реконструкции и реорганизации, случилось банкротство, образование нового юридического лица «КамТэкс-Химпром». Следующим этапом была работа в ЧОП «Цербер» у боевого товарища Андрея Козеева, где я начинал с группы быстрого реагирования и вырос до начальника охраны, потом сам создавал подобные предприятия. А в 2000 году впервые столкнулся с политикой – работал в штабе кандидата в мэры города Аркадия Каменева по Ленинскому району. Руководил той кампанией начальник предвыборного штаба кандидата в губернаторы Юрия Трутнева Григорий Куранов. Вот отсюда, вероятно, горе-аналитики и выводят его участие в моей судьбе, хотя никогда лично мы с Курановым не пересекались тогда. Зато с тех пор я стал постоянно действующим, так сказать, участником избирательных баталий – работал начальником штаба у разных кандидатов и разных политических сил. Наконец, в 2006-м даже сам баллотировался как самовыдвиженец в городскую Думу – практически ради тренировки. В команде были я, юрист, финансовый уполномоченный, внесли залог, отработали все механизмы, выпустили даже три листовки, заняли, по-моему, второе место с краю – задачи побеждать не ставилось.

- А в чем польза состояла?

- Такой тренинг дал дополнительный опыт, потом мы уже выступали как кризис-команда на некоторых муниципальных выборах. Как правило, если в кампании начинал маячить второй тур, то нас привлекали, чтобы усилить работу того или иного кандидата. Ну, а в итоге, наработки помогли при руководстве штабом Михаила Дмитриевича Прохорова в 2011-м. Сразу скажу, никогда ни в «Правом деле», ни в «Гражданской платформе» не состоял, было четкое разделение между организационной и партийной частями, – я отвечал за первую. Строил поля, собирал людей, бригадиров, агитаторов, машины, обеспечивал развозку, доставку, то есть всю техническую составляющую обеспечивал. И добились одного из наибольших показателей в Приволжском и Уральском округах. Но удивитесь, попал я в окружение олигарха практически случайно. Просто когда-то в Интернете на сайте Первого канала написал вопрос в передачу Познера, и путем отбора меня туда пригласили – на эту передачу. Где в студии, абсолютно лотерейным способом, Прохоров писал номера, и выпал именно мой вопрос по военно-патриотическому воспитанию молодежи и будущему нашей армии. А уже затем между мною и Михаилом Дмитриевичем завязалось знакомство, после чего мне и было предложено возглавить штаб.

- Но уже вскоре Вы побывали на учредительном съезде Общероссийского народного фронта.

- Да, было это в 2013 году, хотя присутствовал там не как делегат, а как приглашенное лицо. Пригласили же по двум, как минимум, причинам. Во-первых, знакомство и даже дружба с Евгением Симакиным, который возглавляет сегодня исполком Прикамского отделения ОНФ. Зная о том, что Евгений три года до момента регистрации юрлица занимался фронтовым строительством, а имеющийся актив в территориях поддержал движение, возглавляемое президентом нашей страны, я в свою очередь также присоединился и рекомендовал небезразличным к судьбе государства людям последовать президентскому призыву. Фактически, поделился собственными ресурсами. Во-вторых, еще с 2003 года я возглавлял региональное отделение «Российского воинского братства»: мне предложили этот флаг, и я, как офицер, с удовольствием его подхватил. В марте 2012-го по решению суда эта организация была ликвидирована, поскольку остались только Пермское, Питерское и Новосибирское отделения, но вместе со мною ею занимался Олег Владимирович Брагин, в декабре того же года ставший одним из учредителей Всероссийской партии «Родина». Вот как раз поэтому на учредительном съезде Общероссийского народного фронта я и был с Олегом Брагиным и с Евгением Симакиным.

- Развеете еще один слух – о Вашей якобы аффилированности к депутату городской Думы Владимиру Ивановичу Плотникову?

- Знаете, если человек жил на Гайве, то он по определению аффилирован к «Камкабелю». А если серьезно, то несколько раз я и Плотников руки друг другу жали. Еще в училище был членом всех спортивных сборных, какие существовали, в том числе и по рукопашному бою. И позже, уже как руководитель Воинского братства, не раз вручал победителям соревнований кубки от офицерства. Например, специальный кубок турнира памяти Василия Швая, краснокамца, чемпиона мира по самбо. Восемь лет мы его вручали в номинации «Воля к победе». Так что при награждении и с Владимиром Ивановичем пересекались. Да и, помню, на чествовании будущего чемпиона мира по дзюдо и призера Олимпийских игр Тамерлана Тметова, ныне вице-президента федерации дзюдо России, общались. Но и всё. Ведь офицеры Воинского братства и борцовские турниры, и кеокушинкайцев не оставляли без внимания, и баскетбольную школу «Урал-Грейт-Юниор». Кстати, подкину конспирологам идею: я, вероятно, человек губернатора Басаргина. А что? Год назад отвечал за прохождение казачества на параде 9 мая – вполне успешно. Во всяком случае, выполняя наказ власти, прошли строем не хуже, чем все остальные.

- Как вообще оцениваете деятельность краевого руководства?

- Я вижу, что можно сделать очень многое для того, чтобы жители Пермского края жили чуть лучше того, что мы сегодня имеем. И несколько напрягает, что пермяков во власти практически не осталось, что мы практически под внешним управлением Екатеринбурга и Челябинска. Уже достаточно много примеров того, чем это заканчивается. Эти люди приходят как временные, как временщики, и любому нормальному жителю это не понравится. Поэтому к краевой власти отношусь критично и очень бы хотелось каких-то серьезных изменений, чтобы со времен Юрия Петровича Трутнева появился какой-то реальный хозяйственник, который бы наш очень замечательный край любил и делал краше. Чем Пермь всегда отличалась, допустим, от Удмуртии? Регион-донор. Теперь уже – был. Был миллионный город – потеряли этот статус, хотя сейчас вроде исправили положение, но по синусоиде можно ожидать и спада, кризис накладывает свой отпечаток. И так далее. На этом фоне ЛДПР в регионе и должна начать укрепляться. Не чтобы боялись – чтоб уважали. Знаете, люди должны либо созидать, либо помогать, либо не мешать.

- И последний вопрос. Не обижайтесь только. Фамилия у Вас – неординарная. Откуда?

- Своей фамилией очень горжусь. Она – эксклюзивная. Люди ее запоминают сразу и на всю оставшуюся жизнь. Жена тоже довольна. Если брать конкретно по отцовской линии, то у него было четыре брата, у всех дети – девочки, я – единственный пацан. Мои сын и внук  – фамилия продолжается. Дед мой пропал без вести в Великую Отечественную, поэтому даже не возникало никогда каких-то мыслей поменять фамилию на другую. Происхождение ее – Украина, Кировоградская область, Новомиргородский район, село Хмелевое, сейчас деревня Листопадово. Отец родился в 1940-м, пережил малышом оккупацию – с матерью, моей бабушкой, а затем как подрос, паспортов-то не давали, сбежал с другом из колхоза в Архангельскую область. По дороге потеряли адрес, куда ехали, сошли на первой попавшейся станции и выжили. А я родился 21 сентября прямо в День работника леса в глухой тайге, где моя мама была единственным медицинским работником на сотни верст. Теперь родные – на Донбассе в Макеевке. Я их уже дважды эвакуировал, жили у меня, жили у родственников три месяца. Племянница – молодая мама, крохе-сыну потребовалась операция – организовывал-договаривался в Москве. И, тем не менее, они все возвращаются и возвращаются назад, а родители уже копаются в огороде, мол, проживем. Буду надеяться. Для меня, как и для многих, это время – оно переломным стало в связи с Украиной. Тем более в прошлом году исполнилось 45. Время переосмысления. Наверно, еще и поэтому я теперь в ЛДПР на боевом посту.

- Спасибо, Алексей Васильевич.

Просмотров: 1054 | Добавил: Юрий_Токранов | Рейтинг: 0.0/0