Все новости » 2014 » Ноябрь » 21 » «Жизнь других» – и это всё о нас. Фоторепортаж с открытия новой выставки Музея советского наива

Вы можете помочь автору перечислением любой суммы на Яндекс-кошелек 410011098559649. Спасибо!!!
23:12

||||¦|«ерЬ»: «Жизнь других» – и это всё о нас. Фоторепортаж с открытия новой выставки Музея советского наива

Новая выставка открылась в среду, 19 ноября 2014-го, в «Музее советского наива» – проекте пермских меценатов Агишевых. Называется она несколько отстраненно – «Жизнь других», но это – кажущееся ощущение. Поскольку сюда можно добавить какое-нибудь третье слово в тему: «жизнь других нас», «жизнь других поколений», «жизнь других мам и пап», – и тогда вся экспозиция станет родной и близкой, как семейный фотоальбом.

Жизнь других - Агишевы, Кристина Горланова, Эренбург, Музей советского наива

По сути, она и есть – фотоальбом из минувшего. Без политики, без зауми: кадры советской эпохи, «остановись, мгновенье» времен того самого застоя, бытовая хроника страны, оставшейся в прошлом веке, в прошлом тысячелетии. Черно-белые снимки, частью уже желтеющие, при взгляде на которые современная молодежь уже всхлипывает от смеха – «О, дети подземелья!»

Естественно, одними фотографиями, отобранными из массы присланных пермяками и свердловчанами, дело не обошлось, иначе и смысла затевать выставку не было. Экспозиция сопровождается инсталляциями московской группы МИШМАШ, живущей и работающей «между Челябинском и Каслями» Анастасии Богомоловой, екатеринбурженки Кристины Горлановой.

Собственно, если бы подобную экспозицию организовали чиновники из министерства культуры, то она бы точно звалась межрегиональной, а то и международной. Та же Кристина закончила Лондонский университет искусств, Анастасия – из Кустаная, да и выставлялась по всему свету, как и свердловчанин Сергей Потеряев.

«В семь или восемь лет, едва дождавшись, когда квартира опустеет, я точно так же забиралась в шкаф, поочередно примеряла каждый из нарядов и выхаживала перед зеркалом, пробуя нащупать в себе что- то взрослое. Теперь, приближаясь к тому возрасту, когда мама родила меня, я вновь достаю эти ныне никому не нужные вещи, которые можно надеть сейчас, не страшась быть застигнутой врасплох. Я крашусь старой помадой, осыпающейся с губ и обжигающей кожу. Вытаскиваю из швейной машинки кулька с отрезами бабушкиной ткани, которую та хранила столько лет и из которой ничего не успела сшить» (Анастасия Богомолова).

«Меня всегда интересовала история моей семьи. Все семейные истории очаровывали меня, мне казалось, что я пытаюсь вспомнить что-то, что я никогда сама не видела, что я сама не пережила» (Кристина Горланова).

«Всё менялось. Родители моих друзей теряли работу, завод умирал. Всё это отражалось на жизни посёлка. Мой проект позволяет вспомнить, как разворачивалась история Старой Утки, и какие изменения произошли с ней в последние годы» (Сергей Потеряев).

Молодежи на открытии было много, в том числе и молодежи недоумевающей. Так юная тележурналистка прогубернаторского холдинга металась между посетителями и организаторами с разными странными вопросами. Типа «скока вам заплатили?» и «какие женщины вам больше нравятся – худые или упитанные?» Видимо, получила такое техническое задание от руководства.

А остальные присутствующие то и дело подходили к подвешенным в пространстве матрешкам Кристины Горлановой и проваливались взглядом в бездну зеркала, лежащего под ними. И только там – в глубине отражения – было видно, что у каждой матрешки – свое лицо.

Просмотров: 373 | Добавил: Юрий_Токранов | Рейтинг: 0.0/0